Музыка Виктора Королева. Интервью Виктора Королева

Виктор Королев о музыке, кино, социальных сетях, легендарной кепке и много другом

Предисловие: песни Виктора Королева мелодичные, душевные, они трогают слушателя, напоминают ему о переживаниях, как былых, так и нынешних, заставляют надеяться на исполнение самых заветных желаний. Это трогательный русский шансон: романтичный, сентиментальный и немного хулиганский, задорный. Клипы Виктор Королев предпочитает снимать только к песням, которые любят его слушатели, выбирая из своего творчества самые трогательные, жизненные. И все концерты Виктора Королева проходят с легким ностальгическим настроением.

Найти Виктор Королева онлайн сложно

Итак, друзья, в гостях у «Золотой дорожки» побывал замечательный человек, прекрасный артист Виктор Королев.

— На сайте висит, что вас нет ни в одноклассниках, ни в контакте, ни в фейсбуке, ни в других социальных сетях. Почему вас там нет?

— Дело в том, что присутствие в этих медиапространствах предполагает, чтобы я сам там был, а нахождение в одноклассниках, в моем мире или в твоем мире — это время. Это общение, которое мне чуть-чуть неинтересно.

Во-первых у меня совершенно нет свободного времени, его катастрофически не хватает. У меня есть свой официальный сайт, свой видеоканал, и мне достаточно этого общения, мне достаточно общения на живых концертах. Может быть, когда я уже совсем постарею, когда мне будет не 52, а 62, 72, когда у меня не будет жутко напряженной гастрольной деятельности, когда у меня не будет катастрофических, трудоемких записей пластинок и альбомов, которые забирают все энергетическое состояние, которые забирают все файлы, которые свободны или даже уже перегружены в мой голове, тогда, может быть, у меня возникнет потребность найти своих одноклассников, пообщаться.

Но я думаю, если бы мои одноклассники хотели со мной пообщаться, они бы пришли на мой сольный концерт, купили бы бутылочку водочки, соленых огурчиков. Сказали: «Дорогой наш Виктор, ну давай после концерта удели нам 5 минут, мы выпьем с тобой, вспомним, как же мы хорошо учились в школе, в Музыкальном училище или в Театральном институте.

— Кстати, о театральном. Вы же закончили Щепкинское училище, если мне не изменяет память. А не тянет выйти на сцену как драматический актер?

— Нет. Я даже не знаю, как жизнь меняет мысли и отношения ко всему что происходит. В 10, 15, 20 лет если бы мне сказали, что ты выйдешь на сцену как драматический артист, но тебе придется пробить бетонную стену, я бы, не раздумывая, шарахнул, пробил бы ее и вышел. Но, допустим сейчас, если мне даже дадут гениальнейшую роль, я не буду играть в театре, мне сама специфика театра неинтересна. Я на днях смотрел удивительнейший спектакль одного московского драматического театра, со звездами театра, и, вы знаете, мне неинтересно. Мне почему-то перестал нравиться сегодняшний дух театра. Не нравится.

(я бы убрала)

— А если бы был мюзикл?

— Мне не нравится. Может быть оттого, что сегодня я творчески выливаюсь на эстраде посредством песни, не то, что это моя профессия или образ жизни, это дух каждого моего атома, который живет и движется в моем организме. Мне даже в жизни скучно: скучно просыпаться, открывать холодильник, скучно смотреть в окно. А вот на сцену выходить мне не скучно. Я знаю, что через полчаса я буду петь, и весь воздухи все вокруг: шторы свет уходят в меня, только для того, чтобы дать мне силы выйти на сцену. Вот это мне интересно. Это единственное на 52-м году жизни, что мне интересно с кровью в сердце. Вот так, наверное.

— А как при таком плотном гастрольном графике удается работать над новым материалом?

— Ну, все свободное время, которого очень мало. Вот закончились концерты в последних числах декабря, и я думал, вот наконец-то я высплюсь, наконец-то я разберусь с тем, этим... Нет, ничего не получилось: не выспаться, не залечить болячки. Я вскочил и побежал продолжать студийный процесс — ведь я уехал, он остановился. Нет, там что-то делается, но все равно нужно мое присутствие.

Песни на русском исполнять проще

— Многие поклонницы спрашивают, нет ли желания записать песню, например, на французском языке.

— О! Когда-то французский язык был просто счастьем. У меня был безумный роман с девушкой Сандрин, которая жила не в Париже, а в пригороде Парижа. Это был год безумного счастья. Я изучал языки — немецкий и французский, а тут еще лямур. Я настолько знал французский язык, что писал стихи, сочинял песни, я ловил себя на мысли, что я даже немного думаю по-французски.

— А с песнями что?

Да, были песни, но сейчас я не помню французского языка, не помню этих песен, и любовь прошла, растаяла как дым. Нет, я люблю русский язык, я никогда не буду на английском, хотя мне очень нравится, не буду петь на французском, я не буду петь ни на каком другом языке. Хотя я пел и на румынском языке. Я участвовал в Международном конкурсе в Барашеве, в Румынии — удивительный конкурс эстрадной песни типа «Золотого орфея», Сопота. Ему 20 лет, при власти Чеушеску его не было, но когда его свергли, решили сделать конкурс эстрадной песни. И мне посчастливилось участвовать в этом конкурсе эстрадной песни. Я стал дипломантом, конечно, не получил никакой премии.

Откуда взялась кепка?

— Главное, не победа, главное, участие!

Вообще то, что я там был, видел и слышал в этой компании — это уже великая творческая награда. После этого конкурса меня заметили, сняли небольшой фильм обо мне, я участвовал в разных программах, и меня пригласили дать несколько концертов в румынских городах. И вот к концертам я подготовил несколько песен на румынском языке. Но уже не помню..., поэтому пою только на русском! Вот спел бы на матерном языке, какую-нибудь матерную частушку. Но это крик души.

— Многих волнует вопрос: как родился сценический образ? Откуда кепка появилась?

— Я работал в кино. Это был 1991 год...

Интервью полностью смотрите на видео.

Продолжение интервью с Виктором Королевым

Другие новости