гр. Ундервуд: «Всегда быть и не умирать!»

От чего в современном музыкальном мире может быть независим музыкант?

Владимир Ткаченко: Независимость в первую очередь подразумевает отсутствие отношений с продюсером. Поэтому здесь все просто: если у вас есть человек, который вкладывает деньги в ваше творчество, занимается администрированием концертов, пиаром, тратит на тебя существенную сумму, то, конечно, ты впадаешь от него в зависимость. Если с лейблом, например, можно договориться, то с продюсером все же несколько кабальные отношения с главными ролями палач и жертва.

А если говорить о социальных сетях, музыкальных сервисах, цифровых площадках? От них сложно не зависеть, сейчас музыкант просто обязан быть везде представлен. Получается, выбора нет?

Максим Кучеренко: Можно быть независимым вплоть до того, что не приглашать других музыкантов в студию, не записывать демозаписи и всё делать в собственной голове. И тогда только в его собственных мыслях будут приходить огромные толпы слушателей, он будет в свете рамп сам себе иконой. Конечно, я утрирую, но безусловно музыка — это прежде всего процесс, также как и литературный процесс. Но есть неизбежно коммерческие ньюансы. Например, съемки клипа всегда сопровождаются вливанием средств, и от этого никуда не уйдешь. Поверьте, мы не одно ведро водки выпили с независимыми деятелями кино, и, конечно, здесь нужно быть очень хитрым человеком, чтобы этим лавировать. Музыка — это как раз такая история, когда ты не политизирован. И поэтому совет таким же как мы инди-поп музыкантам: нужно создавать малобюджетные, высокоидейные и индивидуальные творческие продукты. Малобюджетные — это ключевое слово. Например, во времена начала немецкого экспрессионизма (это очень интересное направление до сих пор актуальное, которое нашло свое воплощение прежде всего в кино) режиссер Фридрих Мурнау снимал малобюджетные фильмы с такими вдумчивыми и оригинальными различными кино-инновациями. Если брать музыкальный пример наших дней, то PJ Harvey едет в Афганистан, и снимает клип там.

Но при этом музыкант не должен быть полным идиотом, который контролирует все процессы и минимизирует свободу, конечно, лучше когда он владеет всеми инструментами сам, и тогда он получает на тоталитарных условиях очень интересный продукт. Группа Гражданская оборона— это пример контроля одного человека над своим творчеством.

В продолжении темы видео, как вы относитесь к эпатажу в видеоклипах? Сейчас это мейнстрим практически! Это единственное, чем может музыкант зацепить своего слушателя?

Владимир Ткаченко: Конечно, это двигатель шоу-бизнеса и всегда был стержневым элементом в музыке в том числе. От этого никуда не деться, и все, что связано с фриками, всегда было и будет заметно в первую очередь. Во-вторую и в-третью пойдет все остальное. Знаете, когда у мамы двое детей, при этом один орет и капризничает, а второй сидит тихо, она будет больше внимания уделять тому, кто орет, также и в музыке. Если кто-то призывно желает обратить на себя внимание любыми способами — он это внимание получает. Это нормально, это ярко, потому что без этого наша жизнь была бы скучнее. Не хочется конечно сравнивать публику со стаей голодных собак, которой периодически бросают кость, хотя это примерно так и выглядит. Мы этого не делаем, мы свою публику очень уважаем. Каждый привлекает внимание по-своему: например, группа The Beatles, когда они были неизвестными музыкантами, они работали по 12 часов в день и играли для портовых моряков. Джон Леннон, чтоб удивить публику, одевал себе на шею унитазное сиденье.

А вы следите за тем, какие новые музыканты сейчас появляются?

Максим Кучеренко: Мы наверное слушаем начинающих музыкантов больше, чем состоявшихся и имеющих свой музыкальный бренд. Молодые музыканты помещены сейчас в очень трудные условия. Есть такой коллектив, достаточно молодой — 25/17. Они не боятся прыгать из жанра в жанр, сочетая рэп и рок-баллады. И это правильно! Оставаться в одном жанре постоянно — это опасно. Ты ставишь себя в условия исчерпаемости. Есть группа «Система Станиславского» — очень очаровательный дует, они выпустили пластинку, и мы как могли поддерживали их добрыми советами.

Расскажите о своем опыте в краудфандинге? Работает ли это для музыкантов, о которых мало кто знает?

Владимир Ткаченко: Краудфандинг — это один из самых успешных стартапов, заявивших о себе в последнее время. Это очень продуктивное направление, имеющие большое будущее. Если бы он помогал, только музыкантам с именем, то была бы грош ему цена. Этот сервис действительно помогает музыкантам, имя которых не очень известно. И в этом его преимущество. Я считаю, что за краудфандингом большое будущее. Другое дело, что психологически публике трудно перестроиться на такое взаимодействие с артистом. Они думают, что молодые и не очень молодые творческие люди просто просят денег, но это неправильное позиционирование. Я уверен, что публика до этого дорастет, и все будет хорошо. Есть очень удачные примеры краудфандинга на западе, там с этим все обстоит отлично, потому что у людей другое сознание.

Было бы вам легче начинать свой творческий путь в тех развитых информационных условиях, которые существуют сейчас?

Максим Кучеренко: Не думаю, что было бы легче. Потому что скорость распространения информации раньше была примерно такая же. И интерес к локальной группе, которая представлена в сетях, находясь при этом в небольшом городе, примерно такой же, как если не было всех современных интернет-ресурсов.

Если говорить о группе Ундервуд, то она конечно замыкает определенную стилистическую историю, и мы демонстрируем некоторую ущербность, так как дальше рыть можем только мы. Мы — диггеры этих коридоров и мы уже знаем, как ходить по этому дну. И это нормально! Это не инженерия, не IT-технологии, это творчество! Поэтому вне зависимости от времени и возможностей музыкантам сложно всегда!

Дайте совет музыкантам, что нужно и что не нужно делать в процессе развития своего творчества?

Владимир Ткаченко:

Не нужно:

1. Пренебрегать обучением

2. Думать, что продюсер — это основная движущая сила

3. Долго сидеть в социальных сетях и терять время!

Максим Кучеренко:

Нужно:

1. Творить!

2. Не курить гашиш свыше 5 раз в жизни!

3. Всегда быть и не умирать!

Головкина Ольга

Другие новости